ЭДИТА. А Махно?!
edita_b
Ольгу Махно все знают как художницу – во всяком случае, если кто и не знает, то Гугл тут же этот недочет выправит. Мы, как EDITA, к художеству, собственно, отношения не имеем, поэтому и занялись другой стороной Олиного творчества, а именно рассказиками на разные слегка фантастические темы. Готовилась книжка долго, год наверное, но недавно таки вышла. Обложка весьма скромненькая – так уж художница захотела.

А совсем недавно выяснилось вдруг, что О.Махно еще и аспирантка-филолог – так что скоро берегись! Вот тут про это почитать.

Что же касается прочих текущих событий – то они частично отображаются на эдитовском сайте, вот здесь.

ЭДИТА - снова Миллер
edita_b
Позор, позор, dreimal позор!
Больше полугода мы не появлялись в «уютной ЖЖ-шечке», и всё из-за лени и апатии (подобной аглицкому сплину. Блину!)
А тут и А.Миллер опять подоспела – так что может создаться неверное впечатление, что мы печатаем только Миллер. Это не так.
Но раз она уже подоспела, то следует сказать об этом пару слов. Материал еще вычитывается, но через месячишко наверное выйдет – и на этот раз это толстый роман про жизнь и наши тутошние германские обстоятельства, типа как мы тут поживаем-с, точнее как поживает Миллер. Роман не только любопытный, но и оформлен красивыми картинками одной московской женщины, которая их рисует, и у нее на сайте этих картинок множество, так же как и наград со всяких изо-конкурсов, которые впечатляют. Реклама ей, может быть, и не нужна, но мы ее всё же сделаем вот.
И сами картинки тоже отчасти тут, хотя и сильно уменьшены. На сайте они, кажется, тоже имеются – там покрупней.

Анжелика Миллер (Мари Шансон)
edita_b
Пиар для нас - явление может быть и привычное, но вообще всё это в прошлом: русские газеты Германщины много про нас писали (в т.ч. не без прямого участия О.Бешенковской), и мы одно время даже собирали вырезки о себе и складывали их в папку. Потом папка потерялась, мы к тому времени по-издательски заматерели, перешагнув некие не видимые миру рубежи, и пиар сам собой рассосался - как занятие хлопотное и с негарантированным результатом.

Иное дело рецензия. В ней есть что-то от академической науки: некто прочел/пролистал новую книгу, вычленил главное, отметил достижения, скромно закрыл глаза на недочеты - и тем самым облегчил труд читателя, то есть по сути изменил мировую энтропию к лучшему. И автору эта деятельность "критика" приятна - то есть опять же для энтропии выходит польза.

Итак, в ЭИ "Аэлита" вышла книга Анжелики Миллер "Не выходя из комнаты". Вот она:



В электронном виде ее уже можно купить на сайте издательства, а к концу лета она выйдет и на бумаге.

А вот наша рецензия к этому изданию (как говорят албанцы - "многабукав"):

«Нам ча­сы нуж­но све­рить. Но не­ме­ет ру­ка…».
О кни­ге А.Мил­лер «Не вы­хо­дя из ком­на­ты», ЭИ «Аэли­та», 2016

Пи­сать о друзь­ях и зна­ко­мых не­про­сто – впе­чат­ле­ния ок­ра­ше­ны лич­ной но­той, за ав­тор­ски­ми об­раз­ами по­рою сто­ят уз­на­вае­мые (и то­же зна­ко­мые) про­то­ти­пы. Во­об­ще же чи­тать сбор­ни­ки я обыч­но на­чи­наю с кон­ца, не тер­пит­ся уз­нать, что же ав­тор-со­ста­ви­тель при­бе­рег на де­серт, «на за­кус­ку».
В дан­ном слу­чае де­серт по­зна­ва­те­лен. Это блок ав­тор­ской пуб­ли­ци­сти­ки, жур­наль­ные ста­тьи и за­мет­ки по са­мым раз­ным по­во­дам. На­шим кон­тра­пунк­том, од­на­ко, бы­ла и ос­та­ет­ся ли­ри­ка, гу­ма­ни­сти­че­ская реф­лек­сия, по­это­му яр­кие, са­мо­быт­ные фра­зы и ком­мен­та­рии пуб­ли­ци­ста не­воль­но фик­си­ру­ют­ся взгля­дом, соз­да­ют фон, за­дел к глав­но­му – к то­му, что в этой книж­ке сто­ит впе­ре­ди. К сти­хам.
Я не ста­ну пе­ре­чис­лять, о чем ста­тьи Ан­же­ли­ки Мил­лер, что имен­но ее за­ни­ма­ет и вол­ну­ет. Они очень о мно­гом: тут и тер­ро­ри­сты, и та­ба­ко­ку­ре­ние на служ­бе, и сын Ста­ли­на Яков, по­пав­ший в плен... По­де­люсь лишь под­ме­чен­ны­ми mots, сло­веч­ка­ми и фра­за­ми, ко­то­рые без­ус­лов­но уда­лись ав­то­ру – и да­же ес­ли они за­им­ст­во­ва­ны, ци­ти­ру­ют­ся, то ци­ти­ру­ют­ся к мес­ту, соч­но, «вкус­но». Вот на­при­мер: ««Зо­ло­то про­ве­ря­ют ог­нём, жен­щи­ну – зо­ло­том, а муж­чи­ну – жен­щи­ной». Пред­по­ла­гаю, что муж­чи­ну боль­ше не­чем и про­ве­рять, кро­ме как сек­сом… Воз­мож­но, боль­ше не­чем…» И со­всем ря­дом, в той же ста­тье: «...про­ис­хо­дит по­сто­ян­ная ка­ни­тель: муж­чи­на раз­ру­ша­ет, жен­щи­на со­би­ра­ет му­сор и на­во­дит по­ря­док по­сле по­гро­ма. Ес­ли так по­ду­мать – вот оно ей на­до?»
Во­об­ще ген­дер­но­го в тек­стах Мил­лер мно­го, и оно об­на­ру­жи­ва­ет­ся по­рою в не­ожи­дан­ном кон­тек­сте, как-то, что ли,  па­ра­док­саль­но. «...Очень точ­но опи­са­ла свой тип муж­чи­ны. Он дол­жен быть не чёр­ным, не во­ло­са­тым и не аг­рес­сив­ным». Или: «В мар­те все влюб­ля­ют­ся. Она бы­ла од­но­люб, а он – нет. Она лю­би­ла все­гда од­но­го его, а он не лю­бил ни­ко­го во­об­ще». И тут же ци­та­та (по-на­стоя­ще­му к мес­ту): «С боль­шою неж­но­стью — по­то­му, // Что ско­ро уй­ду от всех, — // Я всё раз­ду­мы­ваю, ко­му // Дос­та­нет­ся вол­чий мех, // Ко­му — раз­не­жи­ваю­щий плед // И тон­кая трость с бор­зой, // Ко­му — се­реб­ря­ный мой брас­лет, // Осы­пан­ный би­рю­зой…». Сти­хо­тво­ре­ние 1915 го­да, «Пар­нок­ская» фа­за в жиз­ни Цве­тае­вой. Или вот, раз уж опять съе­ха­ли на по­эзию, о Бе­шен­ков­ской: «Од­на­ж­ды я её встре­ти­ла на бар­дов­ском ве­че­ре... Ме­ня по­ра­зи­ли её гла­за, - как у пят­на­дца­ти­лет­ней де­воч­ки, как буд­то вот-вот  за­пла­чут – та­кие оби­жен­ные, влаж­ные. Ка­жет­ся, она про­тя­ну­ла мне ру­ку и по­жа­ла её. Она – мне?»
У ме­ня нет пла­на этой ре­цен­зии, я про­смат­ри­ваю свои по­мет­ки на раз­роз­нен­ных лис­тах рас­пе­чат­ки ру­ко­пи­си – и де­люсь впе­чат­ле­ния­ми. Сно­ва птич­ка на по­лях. Вот: «Жи­ла-бы­ла Лам­поч­ка. Она бы­ла та­кой же, как все. Го­ре­ла, ко­гда её вклю­ча­ли, и не го­ре­ла, ко­гда её вы­клю­ча­ли. Её ни­кто не лю­бил и она ни­ко­го не лю­би­ла. У неё бы­ли обя­зан­но­сти «го­реть-не го­реть»...». Это уже из раз­де­ла «Сказ­ки для взрос­лых», ра­бо­та да­ти­ро­ва­на 2011-м го­дом. «Я по­шла на кух­ню, съе­ла ут­ку (ко­гда я нерв­ни­чаю, я мно­го ем), за­ку­си­ла ман­та­ми, за­пи­ла всё это го­ря­чим ви­ном впри­кус­ку с пи­рож­ка­ми без на­чин­ки и кон­фе­та­ми «Ас­сор­ти» из рус­ско­го ма­га­зи­на». По­эт и бард (а Ан­же­ли­ка как раз и то и дру­гое) оче­вид­но нерв­ни­ча­ет. По­эту бес­по­кой­но – он толь­ко что дол­го смот­рел­ся в зер­ка­ло. «Гла­за бес­цвет­ны и не­под­виж­ны. Они смот­рят в даль, и та­кое впе­чат­ле­ние, (ес­ли ве­рить Тол­сто­му, ко­гда он из­рёк, что гла­за – зер­ка­ло ду­ши), что ду­ши в гла­зах нет». Ах, нет! Из­ви­ни­те! Это ав­тор не о се­бе, это тут у ав­то­ра про­сто ка­кой-то про­ход­ной пер­со­наж, ка­кой-то Поч­таль­он Свеч­кин, толь­ко что сре­зав­ший на хо­ду две со­сны и три ели. Ко­ро­че, сказ­ка...
Сказ­кам в сбор­ни­ке пред­ше­ст­ву­ют рас­ска­зы, ко­рот­кая бел­лет­ри­сти­ка. Хо­тя вскользь сто­ит упо­мя­нуть еще не­сколь­ко ин­тер­вью, ко­то­рые во­шли в кни­гу – всё из-за тех же mots, на­хо­до­чек, не­ожи­дан­ных, па­ра­док­саль­ных по­во­ро­тов сю­же­та. «...Я ду­ма­ла так же, как она [Вик­то­рия То­ка­ре­ва], и уже в 12 лет ска­за­ла ма­ме, что ни­ко­гда не вый­ду за­муж, по­то­му что муж – это фи­зи­че­ская и смы­сло­вая на­груз­ка. Ма­ма уди­ви­лась и дол­го хо­хо­та­ла». Или вот, то­же в свя­зи с В.То­ка­ре­вой: «Ко­гда я при­слу­ши­ва­юсь к се­бе, я по­ни­маю, что очень-очень хо­чу жить веч­но. И эта веч­ность, в мо­их меч­тах, долж­на вы­гля­деть та­ким об­ра­зом, что по­сле смер­ти я вновь ро­ж­да­юсь и пом­ню всё, что со мной бы­ло в пре­ды­ду­щей жиз­ни. То есть – это опять я».
Под­во­дя ито­ги «не­по­эти­че­ской» час­ти сбор­ни­ка, мож­но от­ме­тить на­блю­да­тель­ность ав­то­ра и раз­но­об­ра­зие его на­блю­де­ний. Это на­вер­ное хо­ро­шо – ес­ли бы не эпи­граф из Брод­ско­го, ко­то­рый пред­ва­ря­ет эту кни­гу: «...Не вы­хо­ди из ком­на­ты [...] Что ин­те­рес­ней на све­те сте­ны и сту­ла?// За­чем вы­хо­дить от­ту­да, ку­да вер­нешь­ся ве­че­ром // та­ким же, ка­ким ты был, тем бо­лее изу­ве­чен­ным?..» Вот оно как! Су­дя по од­но­му это­му, ав­тор не слиш­ком удов­ле­тво­рен ок­ру­жаю­щей его дей­ст­ви­тель­но­стью. Итак, сбор­ник от­кры­ва­ет­ся объ­ем­ным бло­ком по­эзии...
Сре­ди по­свя­ще­ний мно­го зна­ко­мых имен – Рун­де, Крав­цо­ва, Бе­шен­ков­ская, Хат­ки­на. Три по­след­них уже при­чис­ле­ны к Веч­но­сти: «По­эт сто­ит средь веч­но­сти один... // По­эта веч­ность дол­го до­жи­да­лась...». Это Ма­ри­не Крав­цо­вой, мо­с­ков­ской по­этес­се, жив­шей до ее кон­чи­ны в Кель­не, уче­ни­це Ко­валь­джи, вы­пу­ск­ни­це Ли­тин­сти­ту­та... еще тех вре­мен, ко­гда ту­да не бра­ли всех и ка­ж­до­го. Или вот: «Ведь жизнь ко­рот­кая та­кая... // Где тон­ко, там и по­рва­лось...» – Оль­ге Бе­шен­ков­ской (ум. 2006), ос­та­вив­шей за­мет­ный след не толь­ко в по­эзии, но и в здеш­ней гер­ман­ской рус­скоя­зыч­ной пуб­ли­ци­сти­ке, ос­та­вив­шей «Днев­ник сер­ди­то­го эмиг­ран­та», спор­ную и ост­рую ра­бо­ту, по ко­то­рой, не­со­мнен­но, бу­дут изу­чать нас, ми­гран­тов, ис­то­ри­ки бу­ду­щих вре­мен. И не зна­ешь уже, что же ав­то­ру бли­же – соч­ная мно­го­кле­точ­ная дей­ст­ви­тель­ность, от ко­то­рой, по Брод­ско­му, воз­вра­ща­ешь­ся/впол­за­ешь в свою ком­на­ту-баш­ню «изу­ве­чен­ным», или веч­ный по­кой с близ­ки­ми по ду­ху и до­ро­ги­ми:

Так и жизнь моя прой­дёт –
ждать не­вы­но­си­мо...

Этим стро­кам, кста­ти, бо­лее 15 лет, ав­то­ру то­гда бы­ло не­пол­ных три­дцать...
А вот еще стро­фа из то­го вре­ме­ни:

Что­бы встре­тить­ся, нуж­но прой­ти по­ло­ви­ну пу­ти.
Я свою по­ло­ви­ну про­шла,
а те­бе ещё на­до ид­ти...

– час­то (и не слиш­ком ра­до­ст­но) по­вто­ряю­щая­ся в сти­хам А.Мил­лер те­ма «по­ло­вин­ки», муж­чи­ны:

...муж­чи­на – до­быт­чик;
же­на не вы­хо­дит из пле­на.
Муж­чи­на – с ра­бо­ты,
же­на – на­кор­ми­ла, со­гре­ла
всем те­лом… В ито­ге
двой­няш­ки Иван да Еле­на...

«Со­гре­ла всем те­лом» – это хо­ро­шо. Это уже не про­сто по­эзия, это ме­та­текст – не­за­ви­си­мо от то­го, пла­ни­ро­вал ли его та­ко­вым ав­тор, это по­боч­ный про­дукт по­эти­че­ско­го твор­че­ст­ва, ко­то­рый про­рас­та­ет по­верх мыс­ля­ще­го тро­ст­ни­ка, то са­мое «крас­ное слов­цо», за ко­то­рое не по­жа­ле­ют ни ли­цо, ни крыль­цо... да­лее вез­де. Мет­ка, од­ним сло­вом. От­ме­ти­на...
...И тем не ме­нее ни­что че­ло­ве­че­ское ав­то­ру не чу­ж­до, ско­рее на­обо­рот. Не­ко­то­рый при­мат ген­дер­но­го здесь уже упо­ми­нал­ся – но стран­но бы­ло бы, чи­та­тель, ес­ли бы бы­ло как-то ина­че. Вот толь­ко ген­дер­ное у ав­то­ра, как и свой­ст­вен­но по­этам, с ка­кою-то чер­тов­щин­кой...

Пус­тын­но всё. В пус­ты­не – все.
Как буд­то не­ве­со­мость… Пыт­ка!
Иду во всей сво­ей кра­се,
кра­са – с из­быт­ком.
Со­всем све­жее сти­хо­тво­ре­ние, оно да­ти­ро­ва­но кон­цом 2015-го го­да. А вот что ему пред­ше­ст­во­ва­ло (окт. 2015):

При­шёл. Уви­дел. За­та­щил в кро­вать.
Ни раз, ни два, а це­лых – пять.
Пи­шу днев­ник. А в нём – сти­хи и про­за…
О, ты си­дишь в мо­их меч­тах за­но­зой.

Но вер­нем­ся к тех­ни­ке, к сти­лю. На­до за­ме­тить, что не толь­ко уче­ные вер­си­фи­ка­ции Брод­ско­го за­ни­ма­ют А.Мил­лер. Ме­ло­ди­ка фра­зы, ее ритм иг­ра­ют у ав­то­ра роль не мень­шую, ес­ли не бóльшую – что во­все не уди­ви­тель­но, ес­ли при­пом­нить, что Ан­же­ли­ка дос­та­точ­но из­вест­ный бард, пе­сен­ник (кста­ти пе­сен в сбор­ни­ке мно­же­ст­во, и они по-на­стоя­ще­му хо­ро­ши: ди­на­мич­ны, ли­рич­ны, сю­жет­ны). Вот па­ра при­ме­ров этой ис­кус­ной иг­ры рит­ма:

Бы­ла та­кой же, как и ты:
и в пять, и в во­семь лет.
О чём угод­но рас­спро­си
ме­ня – я дам со­вет.

«От­пра­вил­ся пеш­ком...». Хармс. И не­важ­но, что ритм как бы уз­на­ва­ем, важ­но что А.Мил­лер ор­га­нич­но ды­шит в этом рит­ме.
А вот со­всем иной раз­мер – он, оче­вид­но, бо­лее под­хо­дит для вер­ба­ли­за­ции не­про­стых от­но­ше­ний с На­де­ж­дой Рун­де, под­ру­гой и кол­ле­гой ав­то­ра:

Ме­ж­ду звёзд идёт пря­мая, ме­ж­ду звёзд бе­жит пря­мая,
Это мы с то­бой не­щад­но в крош­ку да­вим зер­ка­ла.

И в за­клю­че­ние это крат­ко­го экс­кур­са не­сколь­ко строф, ко­то­рые счи­таю осо­бен­но удач­ны­ми. Во­об­ще афо­ри­стич­ность, мет­кость вы­ра­же­ния – од­но из осо­бых ка­честв ав­то­ра сбор­ни­ка.

«Эти гу­бы как бе­рег…
Ме­ж­ду на­ми – ре­ка…
Нам ча­сы нуж­но све­рить…
Но не­ме­ет ру­ка…» (2013)

«А она та­кая муд­рая,
и та­кая не­под­куп­ная…
Ут­ром – зорь­ка не­про­буд­ная,
но­чью – звёз­доч­ка рас­пут­ная…» (2013)

«Мы про­сти­лись. Ду­ша от­ле­те­ла.
Ей не ну­жен уже по­во­дырь.
Ах, ка­кое хо­лод­ное те­ло…
Ах, ка­кая го­ря­чая пыль…» (2013)

«Ес­ли хо­чешь, всё слу­чит­ся,
Всё на­ру­шит­ся, по­верь.
Хо­чешь, вы­стре­лим в Жар-пти­цу?
Хо­чешь, вы­ло­ма­ем дверь?» (2006)

И по­это­му круг. Ни кон­ца у не­го, ни на­ча­ла.
И по­это­му я для те­бя на­все­гда за­мол­ча­ла. (2009)

Не вста­вай. Ты вста­ёшь уни­зи­тель­но –
и Зем­ля под то­бой про­ги­ба­ет­ся. (2015)

Мне дра­ко­ны ми­лее – трёх­гла­вые…
Я учи­ла бы их пе­да­го­ги­ке. (2015)

Вот не­сколь­ко слов об ав­то­ре из пре­ди­сло­вия к сбор­ни­ку А.Мил­лер Бо­ри­са До­лин­го, рус­ско­го пи­са­те­ля-фан­та­ста, вы­сту­паю­ще­го в дан­ном слу­чая из­да­те­лем кни­ги:
«...за­ко­но­мер­ный для мно­гих путь: на­чи­на­ют пи­сать обыч­но со сти­хов, а за­кан­чи­ва­ют про­зой. На мой взгляд, это яв­ля­ет­ся по­ка­за­те­лем оп­ре­де­лен­ной зре­ло­сти ав­то­ра, серь­ез­но­сти его от­но­ше­ния к ок­ру­жаю­ще­му ми­ру».
«...лег­кий юмор, по­зво­ляю­щий улыб­нуть­ся при чте­нии, ну а в реа­ле – дос­той­но вый­ти из по­рой не­про­стой жи­тей­ской си­туа­ции». 
«...все­гда по­лез­но по­смот­реть на се­бя со сто­ро­ны – я имею в ви­ду пре­ж­де все­го рус­скоя­зыч­но­го чи­та­те­ля. А ав­тор – че­ло­век не­сколь­ко иной мен­таль­но­сти: она же­на рос­сий­ско­го нем­ца, эмиг­ри­ро­вав­ше­го в де­вя­но­стых на свою ис­то­ри­че­скую ро­ди­ну и, хо­тя всю жизнь про­жи­ла в Рос­сии… нет, про­шу про­ще­ния, в СССР, это все-та­ки не­мно­го раз­ные ве­щи – а по­том ре­ши­ла «не­множ­ко вер­нуть­ся» на­зад. И вот то, что она ви­де­ла здесь, у нас, а по­том там, в Гер­ма­нии, а по­том опять здесь… имен­но это она и опи­сы­ва­ет, имен­но об этом и рас­ска­зы­ва­ет. При­зна­юсь че­ст­но: мне бы­ло ин­те­рес­но чи­тать её за­мет­ки. Мне все­гда ин­те­рес­но уз­нать, кто и как о нас ду­ма­ет. Тем бо­лее, что у ме­ня име­ют­ся лич­ные кон­так­ты – толь­ко с эт­ни­че­ски­ми нем­ца­ми, – и, со­от­вет­ст­вен­но, сло­жи­лось соб­ст­вен­ное мне­ние о взаи­мо­от­но­ше­ни­ях на­ро­дов Рос­сии и Гер­ма­нии. А так­же и о тех, кто их по­сто­ян­но страв­ли­ва­ет друг с дру­гом».

Ос­та­лось до­ба­вить здесь вы­ход­ные дан­ные кни­ги, офи­ци­аль­ные све­де­ния об ав­то­ре и – по­же­лать чи­та­те­лю при­ят­но­го чте­ния.

А.Бар­су­ков, гл.ред. жур­на­ла «EDITA»



Сбор­ник Ан­же­ли­ки Мил­лер «Не вы­хо­дя из ком­на­ты» 2016 г. (сти­хи и про­за)
Со­ста­ви­тель I час­ти «Не вы­хо­дя из ком­на­ты» - сти­хи и пес­ни – На­де­ж­да Рун­де
Со­ста­ви­тель II час­ти «Груп­па с пси­хи­че­ски­ми от­кло­не­ния­ми» - рас­ска­зы, сказ­ки для взрос­лых, ста­тьи, ин­тер­вью, эс­се – Ан­же­ли­ка Мил­лер
Кор­рек­тор и ре­дак­тор – Сер­гей Три­щен­ко
Ил­лю­ст­ра­ция об­лож­ки – На­та­лья Ду­пля­ко­ва (кол­лаж с кар­тин ху­дож­ни­ка-ди­зай­не­ра Еле­ны Фрик-Го­лин­ской)
Из­да­тель­ст­во – ЭИ «Аэли­та», глав­ный ре­дак­тор Бо­рис Ана­толь­е­вич До­лин­го.

Мил­лер Ан­же­ли­ка Ана­толь­ев­на (псев­до­ним Ма­ри Шан­сон) ро­ди­лась в 1971 го­ду в го­ро­де Пав­ло­да­ре (Ка­зах­стан), в се­мье пе­да­го­гов (отец тре­нер по во­лей­бо­лу, мать ма­те­ма­тик), окон­чи­ла Пав­ло­дар­ский Пе­да­го­ги­че­ский Ин­сти­тут и в 1995 го­ду пе­ре­еха­ла на ПМЖ в Гер­ма­нию. 
С 1996 го­да Ан­же­ли­ка Мил­лер член ли­те­ра­тур­но­го об­ще­ст­ва рос­сий­ских нем­цев. Пуб­ли­ко­ва­лась в ли­те­ра­тур­ных ка­лен­да­рях, в дву­языч­ном сбор­ни­ке «От­ра­же­ние» (1999 год), в жур­на­ле «Род­ная речь» № 5(12) 2001 год, в рус­ско-не­мец­ком сбор­ни­ке «Literaturblätter», в Ан­та­ло­гии-2001. Пе­ча­та­лась в га­зе­тах: «Вос­точ­ный экс­пресс», «Но­вая жизнь», «Ка­мер­тон», «Зем­ля­ки», «Кон­такт-Шанс», «Ди­пло­ма­ти­че­ский курь­ер», «Heimat», «Рай­он­ка»; в жур­на­лах: «Но­вая аре­на», «Чёр­ный Квад­рат» (Ве­ли­ко­бри­та­ния), «Ли­те­ра­тур­ный ев­ро­пе­ец» (Гер­ма­ния), «Ама­нат» (Ка­зах­стан), «Се­реб­ря­ные кры­лья» (Рос­сия), «Род­ник» (Гер­ма­ния).
В 1999 го­ду в Ган­но­ве­ре Ан­же­ли­ка за­пи­са­ла у Оле­га Бу­тае­ва пер­вый СД-диск «Мо­но­ло­ги ума и ду­ши», в ко­то­рый во­шли пес­ни на соб­ст­вен­ные сти­хи и на сти­хи дру­гих ав­то­ров. В 2000 го­ду бы­ла вы­бра­на пред­се­да­те­лем клу­ба ав­тор­ской пес­ни «Ост­ров», ве­ла пе­ре­да­чи на ра­дио «Emc-Wеschte-Welle», со­труд­ни­ча­ла с му­зы­каль­ны­ми груп­па­ми «Одес­са» и «Кри­стал­лин», ор­га­ни­зо­вы­ва­ла и ве­ла кон­цер­ты, му­зы­каль­ные ве­че­ра, юби­леи, свадь­бы. В 2002 го­ду за­пи­са­ла СД «Пти­цы-Пес­ни», пе­ча­та­лась как по­этес­са на сай­тах «Ост­ро­вок», «Ruslit», «Рус­ский фо­рум», «Оа­зис», «Сви­ток». Пе­ча­та­лась в ан­то­ло­ги­ях и аль­ма­на­хах: «Се­мей­ка» (ред. В. Ав­цен), «Пи­лиг­рим» (ред. С. Фель­де), «Ле­ту­чие сло­ни­ки» (ред. Н. Рун­де), «Чет­вёр­тое из­ме­ре­ние» (ред. Б. Мaрковский), «Ра­ду­га» (ред. Ф. Ба­ер), «Про­ща­ние с Ва­ви­ло­ном» (из­да­тель­ст­во «Але­тейя», со­ста­ви­тель Б. Мар­ков­ский), «Пев­чий ан­гел» (из­да­тель­ст­во «Але­тейя», со­ста­ви­тель Т. Ив­ле­ва).
В 2006 го­да Ан­же­ли­ка ста­ла ве­ду­щей руб­ри­ки «Жен­ский Са­лон Ма­ри Шан­сон» в жур­на­ле «Мо­мен­ты», в этом же го­ду вы­хо­дит диск с пес­ня­ми «Го­род». В 2009 Ан­же­ли­ка Мил­лер во­шла в на­уч­ную ра­бо­ту Еле­ны Зей­ферт «Жан­ры и эт­ни­че­ская кар­ти­на ми­ра в по­эзии рос­сий­ских нем­цев вто­рой по­ло­ви­ны XX - на­ча­ла XXI ве­ка», а в 2010 - в кни­гу Бель­ге­ра Хе­роль­да «Рус­ско-не­мец­кие пи­са­те­ли от на­ча­ла до на­ших дней».
На Треть­ем Ме­ж­ду­на­род­ном ли­те­ра­тур­ном кон­кур­се «Луч­шая кни­га 2011-2012» за­ня­ла VI ме­сто за кни­гу «Я при­вез­ла те­бе кры­лья» в но­ми­на­ции «Ма­лая про­за».
В 2012 го­ду сти­хи Ан­же­ли­ки Мил­лер во­шли в кни­гу Вик­то­ра Хайн­ца «Spiegelbilder», сти­хи и пе­ре­во­ды.
На Ме­ж­ду­на­род­ном ли­те­ра­тур­ном кон­кур­се «Луч­шая кни­га 2013» по­лу­чи­ла ди­плом за му­зы­каль­ность сти­ха (кни­га «Ты бу­дешь в чёр­ном, я бу­ду в крас­ном»).
В 2013 го­ду на до­маш­ней зву­ко­сту­дии А. Ту­та­са Ан­же­ли­ка за­пи­са­ла диск «Ни­че­го страш­но­го».
Она ав­тор книг: «По­свя­ще­ния» (1996), «Сти­хи — не­нуж­ные по­жит­ки» (2002), «Жен­ская мас­тер­ская» (2003), «Бу­к­ва» (2004), «Vivat, ко­ро­ле­ва! Vivat!» (2006), «Пес­ни» (2006), «Я при­вез­ла те­бе кры­лья» (2006), «Ты бу­дешь в чёр­ном, я бу­ду в крас­ном» (2012).
Ан­же­ли­ка Мил­лер – вне­штат­ный кор­рес­пон­дент жур­на­ла «Кон­такт-Шанс». Жи­вёт и ра­бо­та­ет в Мюн­сте­ре.

EDITA - музменеджмент
edita_b
Ширится наше немецкоязычное присутствие в городе/стране пребывания: 6-апреля  и 9-го июня в городской библиотеке прошли презентации наших книг,



а 4-мая - концерт-спектакль Кати Душиной (из Н.-Новгорода):


КОНКУРС
edita_b

СТУДИЯ Полины И. - 6: Задание второе, первый матерьял
edita_b
Второе задание тоже касалось "грубого города". Вот оно: написать вязкий, тяжёлый стих. 2-3 строфы, насколько хватит запала. трёхсложником, напр. 4-стопным амфибрахием. 4 полные стопы.


Море жизни

Дни мелькают, как листья, и осени каждый миг
приближает к черте, за которой никто не встретит.
Время рвет и уносит клочки дневников и книг –
значит, память – бумага, а прошлое – это ветер.

И намокший кораблик к порогам несет река –
гасит искры мгновений, бросает их в омут сонный.
Хоть тянись, хоть ныряй, не достанет до дна рука:
память – камни и жемчуг, а прошлое – это волны.

Позабытых сокровищ не видно в речной траве.
Но к мерцанию счастья, к давно отгремевшим грозам
ты летишь мотыльком – значит, прошлое – это свет:
свет камина и молний, луч солнца, луна и звезды.

Он взбодрит и утешит. В сомнениях даст совет,
в боли высветлит радость, поступки разложит в призме...
Нас удержат над бездной лишь ветер, волна и свет,
только сила и вера: ведь прошлое – море жизни.

© автора текста

Петербургские фантасты в Оленегорске. И с ними - "EDITA"
edita_b
"EDITA" в высоких широтах: фантасты из СПБ взяли наш журнальчег в Оленегорск. Молодцы!



А вот материал: http://www.ol-cbs.ru/1906-peterburgskie-fantasty-v-olenegorske

КОНКУРС рассказов
edita_b

http://writercenter.ru/library/proza/sbornik-rasskazov/levelup-2015/213671.html

СТУДИЯ Полины И. - 5: Задание первое, правильный матерьял
edita_b
География поэтического расширяется. Вот внезапно объявился Кенигсберг, он же Калиниград. Город хороший, годный - это ясно каждому. И стих о нём, сторого по заданию: три опоясывающих и типа катарсис в двустишии. С неточными рифмами автор, кажется, слегка разгулялся, но нам это ничего - так что привет ему (автору) в Кенигсберг и разных успехов во всём!

Königsberg in Preußen

Печать луны, строка поблекших звезд.
Подшивка хроник, брошенных на угли.
Сквозь лабиринт средневековых улиц -
В огнях проспект и эстакадный мост.

Стальная нить, незримая струна -
От наших вех до тьмы Петра и Канта.
Обрывки пьес и гаубиц раскаты
Несет тумана бледная волна -

Вплетая в души, в стены, в вязкий ил
Чужую память: мысли, даты, лица...
Трепещет оперением жар-птицы
Рассвет на парусах бетонных игл -

И из реки взмывает Кенигсберг,
Вплывая в новый день и в новый век.

© автора текста

СТУДИЯ Полины И. - 4: Задание первое, левый матерьял
edita_b
Тут присылают нам различные иногородние авторы свои работы. Метр не выдержан, формат не сонетный - мы было сперва думали не годицца, а потом прочли до конца и прониклись: во-первых юмор хороший, несильный. Во-вторых, краеведчески познавательно, кто интересуецца. В третьих... да вот, собственно, материал (автор, как можно догадаться, проживает в городе Перми):


пропермь

на склоне лет не будет долгих споров,
что угнездится в памяти сильней -
конечно, пермь, чудесный южный город:
за тридцать летом - жаль, на пару дней.

зимой за тридцать - только, жаль, мороза,
минут за тридцать - сносит крышу дождь...
дурней и гаже этого колхоза
на целом свете вряд ли что найдешь.

милейший герб - топтыгин тащит книжку.
читал бы, просвещался бы... но - нет:
куда ни плюнь - наседки да воришки,
и по талонам - мозг и интернет.

о, милый город... я с тебя хренею,
на что ни взглянешь - кругом голова.
та папуа-ужасная-гвинея
в сравненье с пермью - только номер два.

включи тиви - так всё у них в ажуре,
хоть ни коня, ни дырки от котурн:
блюдут гостей, пекутся о культуре -
а глянь окрест - ни лавочек, ни урн.

к зиме нужны дрова на гроб и лыжи,
весь год в ходу УК, кунг-фу и мат:
кто здесь, в перми, хоть месяц жил и выжил -
тот видел все, тому не страшен ад.

© автора

?

Log in

No account? Create an account